Добро пожаловать на сайт, посвященный нашим собакам породы итальянский кане корсо
Stanley Pat You'Frai и Stanley Pat Vanilla Ice

Интервью с экспертом РКФ/FCI Ревазом Хомасуридзе

На прошедшей 4 декабря на территории «Сибирской ярмарки» Международной выставке собак «Сибирь XXI век» мы побеседовали с Ревазом Ревазовичем Хомасуридзе - интернациональным экспертом РКФ/FCI, советником президента РКФ по кинологическим вопросам, владельцем питомника французских бульдогов «А Вигдорс».

– Поделитесь впечатлениями о выставке. Чем она запомнится?

– Из всех новосибирских выставок эта традиционно отличается хорошей организацией. Она проходит комфортно и для участников, и для экспертов. Впечатления от неё останутся самые позитивные.

– Кто из сегодняшних участников произвёл на Вас впечатление?

– Понравились Кане Корсо, чёрные терьеры, французские бульдоги. Разочарованием стали хаски. Среди них было лишь несколько животных, соответствующих стандарту породы, а у остальных налицо выраженные анатомические проблемы.

– Какие именно?

– У хаски хвост должен быть продолжением линии верха, а большинство представленных сегодня хаски крутили хвостами, как лайки.

– Значит ли это, что их нельзя допускать к племенному разведению?

– Да. И хороший заводчик должен это понимать. Кобелей однозначно нужно исключить. Сук можно использовать в крайнем случае, если есть какая-то особая ценность в их кровях, но даже это нежелательно.

– А как Вам общий уровень собак на выставке?

– Средний.

– Чего же не хватает?

– Лоска. Во-первых, нужно проводить тщательную предвыставочную подготовку собаки. Во-вторых, собака и хэндлер должны быть единым целым. Здесь этого не было. К хэндлерам у меня особенно много претензий, зачастую они совершенно не понимают, чего хочет судья.

– А чего хочет судья?

– Сегодня мне постоянно приходилось бегать за хэндлерами, а я не должен этого делать. Это хэндлер должен подвести собаку ко мне и показать в лучшем виде. И всё это нужно делать очень быстро. Сегодняшние хэндлеры оправдывались тем, что только начинают. Но начинать нужно на выставках более низкого класса, а приходить неподготовленным на выставку такого уровня нельзя.

– Вы не скупитесь на замечания хэндлерам и хозяевам?

– Замечания приходиться делать постоянно. Обязательно скажу, если, например, собака немыта и от неё пахнет. Любое животное должно быть приятно трогать. А когда от него разит на расстоянии, прикасаться уже желания не возникает.

– Были ли сегодня такие собаки, которых очень хотелось потрогать?

– Пара мопсиков были как раз такие, ещё очень славные щенки французских бульдогов, грифончики. Особенно понравились два бэбика Кане Корсо – и качеством хорошие, и сами по себе очень привлекательные.

– Оценивая собаку, Вы прежде всего смотрите на её анатомию?

– Да. Но обмануть эксперта очень легко, особенно в стойке. Поэтому я часто прошу показывать собаку в движении и на свободном поводке. Обращаю внимание также на психику собаки. Если животное шарахается от прикосновений, если от него исходит агрессия, высокую оценку не поставлю. Собака любой породы должна вести себя спокойно.

– Собак, которые Вам понравились, показали хорошо?

– Вполне. Если у собаки хорошая анатомия, то по большому счёту хэндлер уже не имеет значения. Главное, чтобы не мешал.

– Как хэндлер может помещать собаке?

– Хэндлер, который больше озабочен тем, чтобы показать себя, а не собаку, зачастую начинает дёргать её в самый неподходящий момент. От этих неоправданных одёргиваний собака, например, во время движения может перейти с рыси на иноходь, и это всё испортит.

– Каков Вы оцениваете уровень отечественных хэндлеров?

– В России мало хороших хэндлеров. К сожалению, их можно пересчитать по пальцам одной руки. Хэндлер должен быть незаметен на ринге, его задача показать преимущества собаки. Раздражает, когда хэндлер, вместо того чтобы смотреть на собаку, заискивающе смотрит в глаза судье. На судью, конечно, тоже нужно смотреть, чтобы контролировать ситуацию, но только тогда, когда судья этого не видит. Ещё терпеть не могу, когда хэндлеры не рукой, а ногой поправляют собаку. За такое я сразу выгоняю с ринга. Это неуважение к животному. Недопустимо также грубое обращение. Сегодня я выгнал одну даму с ринга за то, что она ударила своего пса по морде.

– А то, как выглядит хэндлер, имеет для вас значение?

– Конечно. Хэндлер не должен быть вызывающе одет. А сегодня такие были.

– Что Вы называете вызывающей одеждой?

– Допустим, очень глубокое декольте, и всё наружу. Я не против этого, но не на ринге. Выставка – это работа для хэндлера. А как люди ходят на работу, например, в офис? Всё должно быть очень корректно.

– Говоря о декольте как о проблеме внешнего вида хэндлера, мы заведомо подразумеваем, что хендлер – это женщина.

– Да. Большинство хэндлеров в нашей стране – женщины. В Америке хэндлеры – одни мужчины, женщин трудно найти. Вообще так повелось, что собаководство в России на 90% сосредоточено в женских руках. И среди экспертов тоже преобладают женщины.

– С чем это связано? И хорошо это или не очень?

– Трудно сказать, с чем связано. Но это неплохо. Единственное – там, где много женщин, больше склок.

– Есть мнение, что женщины-эксперты более требовательны и строги, чем мужчины. Вы согласны?

– Возможно. Скорее всего, мужчины мягче относятся к щенкам и всякой мелочи. Малыши вызывают больше умиления.

– А ещё говорят, что судьи берут взятки…

– Говорить все могут, а могут ли доказать? Я часто слышу такие разговоры, и на форумах в Интернете эту тему обсуждают. Я в это не верю и, пока своими глазами не увижу, не поверю. И даже если мы предположим, что такое где-то есть, то спрашивать нужно в первую очередь не с судей, а с собаководов. Если человек даёт взятку, значит, он понимает, что его собака не соответствует необходимому уровню. Нормальный заводчик знает стандарт и работает на благо породы, а не на благо титула. И взяток он давать не будет. Этим и отличается заводчик от размноженца, который видит в собаках лишь источник дохода.

– Существует какой-то надзорный орган над судьями?

– Квалификационная комиссия. Но все жалобы должны подкрепляться доказательствами. Без доказательств никто даже рассматривать их не будет.

– Вы занимаетесь французскими бульдогами, а какие ещё породы вам нравятся?

– Люблю собак, у которых есть лицо, - короткомордых. Остальных люблю на расстоянии, то есть никогда бы не стал их держать. Я хочу видеть дома лицо, а не морду. У «француза», например, лицо почти человеческое. У таких собак и характеры особые, они не могут жить без человека.

– Эксперт-терьерист Наталья Леонова высказал мнение, что самыми интеллектуальными и предрасположенными к общению с человеком собаками являются терьеры. Вы согласны?

– Я считаю интеллектуальными собаками бульдогов. Доберманы очень умные, шнауцеры. А терьерам наплевать на хозяина, они могут спокойно жить в питомнике. Для меня интеллект – это способность собаки принимать самостоятельные решения. Овчарки, например, никогда своих решений не принимают. Это солдаты, они ждут команды. А мне нравятся те, у кого мозги работают. И это, кстати, всегда видно по собаке.

– А как Вы к дворнягам относитесь?

– Очень хорошо. Самый высокий интеллект как раз у них. Дворняги замечательные, и мне очень жалко, когда я вижу их бездомными на улице.

– Скажите пару слов о своих личных профессиональных ощущениях. Это здорово быть судьёй?

– Не всегда. Иногда приходится переживать тяжёлые моменты. В моей жизни был такой эпизод: в 79 году на одной выставке я поставил «хорошо» восточно-европейской овчарке, а потом оказалось, что хозяин, недовольный результатом, избил её и оставил на выставке. Я был виноват в беде этой собаки, и мне пришлось её забрать. После этой истории я целый год не судил. И теперь, когда оцениваю собаку, я всегда думаю о том, как это отразится на её судьбе. По той же причине часто завышаю оценки сукам.

– Это общая тенденция. Все судьи оценивают сук не так строго, как кобелей.

– Потому что кобель за свою жизнь может произвести более многочисленное потомство, чем сука. А значит, и вреда породе он может принести больше. Кроме того, в природе самцы всегда ярче самок. Собаки не исключение – в кобеле более выражены породные признаки, и поэтому оценивать их нужно строже. И всё-таки я всегда беспокоюсь о судьбе собаки, которую оцениваю. Например, сегодня пришлось дисквалифицировать пару животных с неправильным прикусом, но я видел, что это не грозит им отрицательными последствиями, поскольку хозяева их по-настоящему любят.

– Как же на выставку, да ещё такого уровня, попали собаки, подлежащие дисквалификации? Ведь опытный заводчик должен понимать, соответствует пёс стандарту породы или нет.

– Самое интересно, что эти собаки оценивались в чемпионском классе. То есть они уже умудрились получить титулы чемпионов. А существует негласное правило, что в чемпионском классе собакам не ставят оценки ниже «отлично» в дань уважения тем экспертам, которые присудили им титулы. Но поскольку в данном случае речь шла дисквалифицирующем пороке, я нарушил это правило – не хочу отвечать за огрехи чужого судейства.

– И опять возникают вопросы к судейству…

– Да. И такое часто бывает. Как и в любом обществе, в судейской среде всего поровну – и хорошего, и плохого. Всё должно быть в балансе...

Взято с ресурса "зверомир".


© Stanley Pat You'Frai (Фрай) & Stanley Pat Vanilla Ice (Босх)

+7(926)838-45-68; +7(926)190-43-43

aboychenko@bk.ru